Я выкинул их, когда отца уже не было в живых. Отец никогда не пил в одиночку, но непрочь был выпить рюмочку в веселой компании. Вообще с людьми отец сходился очень легко, был очень общителен и разговорчив, откровенен и доверчив, легко попадаясь на розыгрыши и сам же первый смеялся, если шутка была забавной и добродушной. Он мог пить и водку, и коньяк. Он вообще не отличался тонким вкусом. Чаще всего он пил плодовое или ягодное вино, которое он готовил сам, предпочитая его просто потому, что оно было самым доступным. Делал он его из красной или белой смородины, яблок, груш-лукашевок или рябины. Угощая этим вином, он всегда прибавлял: "А особые дрожжи повышенного спиртового брожения мне дала доцент Краснокутская". Это выглядело как литературная ссылка в конце научной статьи. Всех он называл по имени или по имени и отчеству, и только к ее фамилии почему-то прибавлял звание. Подозреваю, что ее имени и отчества по какой-то причине отец запомнить не мог, а называть по фамилии получалось как-то уж очень по-армейски. Как многие сильные и добродушные люди, отец многое прощал, особенно тем, кто не мог ему ответить так же (женщинам, детям, старикам, животным), хотя мог вспылить и расправиться с обидчиком тут же, но совершенно был неспособен долго помнить зло и длительное время, не спеша и смакуя, готовить месть. Вот несколько иллюстраций из его студенческой жизни, случаи, о которых рассказывал он сам. Первый произошел с ним в Орловском техникуме. Отец сидел вечером в общежитии и что-то зубрил. Кто-то из соседей попросил его принести дров. Отец спустился в сарай, набрал в охапку и стал подниматься по темном лестнице, но на площадке неожиданно споткнулся, рассыпал дрова и больно треснулся руками и лбом о ступени. Ему показалось, что в полной тьме кто-то хихикнул. Он схватил подвернувшееся под руку полено и наугад запустил его в ту сторону. Вниз по лестнице загрохотали шаги. Схватив другое полено, отец помчался догонять. Впереди смутно маячила какая-то фигура. Он гнал шутника в сторону канавы, ограничивающей владения техникума, с твердым намерением пересчитать тому поленом ребра. Тот, чтобы оторваться от преследователя, попытался перескочить широкую канаву, но не рассчитал и угодил в холодную воду. Тут отец успокоился и дал ему выбраться на берег беспрепятственно. В другом его рассказе речь шла о его первой попытке пойти в студенческую библиотеку Тимирязевки. Прежде, чем отправиться туда готовиться к первой сессии, он спросил своего соседа по комнате в Марфинском общежитии, как библиотеку найти, и тот ему подробно объяснил, в каком корпусе она находится, на какой этаж надо подняться и сколько дверей на какой стороне коридора отсчитать.




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.